18:23 

Aubrey Beardsley
If I am not grotesque I am nothing.
Эта музыка имеет смысл только для тех, кто не поражен недугом глухоты. Если есть возможность окунуться в тепло и острые пики, насадить на иглы самое себя - прошу, переступай порог. Я давно здесь, это не в тягость. Есть что-то болезненно сладкое в пытках музыкой. Вот она разрывает на части, а вот - залечивает свежие раны, чтобы снова разодрать их. Восторженна публика, вымотаны музыканты. Дирижер вьет веревку для петли из свалявшейся шерсти галифе.
Он вздернет сам себя под конец увертюры. А зритель - каждый - наступит на конец веревки, чтобы зафиксировать его под самым потолком. Вот это зрелище. Обязательно на бис. Непременно.

@темы: чувства

URL
   

Salome and Tuberculum

главная