03:42 

Aubrey Beardsley
If I am not grotesque I am nothing.
Ты слышал тот звук? Нет, милый, это вовсе не слезы - я снова опрокинул банку туши и теперь птичьим пером творю разводы на дубовом паркете. Колени и ладони запачканы черным, но не кровью, нет, довольно той крови, что клокочет в моих легких и окрашивает алым шелк платков и атлас простыней.
Милый, мне не хватает твоей легкости, твоих прикосновений, рук твоих, слов, смеха. С тех пор, как нас разделила болезнь, нет места ни в раю, ни в аду, ни тем более на этой земле, нет такого места, где я мог бы поймать тебя, чтобы снова прижать твою ладонь к своей птичьей груди.
Ты скучаешь ли? Смотри, я рисую целый мир на стекле, если не нравится - смоем вместе, нарисую другой, лучше, ярче, краше. Да вот только без тебя лишь черная тушь осталась, чернее той тоски, что сметает все на своем пути, и меня в том числе.
Помнишь ли обо мне, мой вечно юный?
Помнишь ли?...

@темы: письма

URL
Комментарии
2013-12-15 в 23:13 

Taedium [DELETED user]
как давно Вас тут не было...

     

Salome and Tuberculum

главная