09:01 

Aubrey Beardsley
If I am not grotesque I am nothing.
Хотелось бы снова вырядится и явиться в театр, являя собою повод для удивления, восхищения и ненависти.
Но время уже не то, и все участники былых перфомансов либо в тюрьме, либо в забытьи, либо в смертельно страхе, либо, как я - в смертельной ссылке без шанса на возвращение в сверкающий и наполненный музыкой мир.
Апельсиновые деревья пахнут так горько, или это запах гниющей плоти? Нет, то сладкий аромат. А это... Пожалуй, это запах безысходности, отчаяния и смертельной тоски.
Однажды снова взять в руки акварель... Невозможно: все давно потеряло краски.
И мне страшно.

@темы: чувства, мысли

URL
   

Salome and Tuberculum

главная