Aubrey Beardsley
If I am not grotesque I am nothing.
Душа, свернувшаяся в комочек? О, нет, тело мое, может, и несовершенно, но душа - точно любовно ограненный алмаз.
Руками до неба могу достать, крыльями собираю звезды.
Только очень пугает эта темнота, эта тишина и призраки прошлого.
Они душат, давят, но никогда не поддамся им, не закроюсь, не свернусь.
Пусть это мои последние годы, я за них поборюсь еще..