Aubrey Beardsley
If I am not grotesque I am nothing.
Снег бывает. Но не здесь.
Ускользающее очарование лета набивает оскомину и путается под ногами.
Я жажду золотых листьев, моросящего дождя, промозглых ветров.
А здесь рай. Как оценить его по достоинству, если ты не ведал ада?

Журавли больше не летают. Из писем я складываю корабли, но их выбрасывает на берег, и они тают как медузы, разъедаемые солнцем и солью. Никогда им не познать штормов и чужих берегов: путешественники на их борту погибают, не родившись, страшной смертью.

Совершенная форма фруктов завораживает, я готов любоваться ими до полного разложения.
Белая пушистая плесень становится черной и липкой, прикасаться к этим струпьям на когда-то безупречного цвета кожице неприятно.

В зеркало, впрочем, в последнее время смотреться тоже неприятно.

@темы: чувства