Aubrey Beardsley
If I am not grotesque I am nothing.
Он ступает уверенно и мощно даже по самому тонкому льду.
Проваливаются в ледяную воду лишь те, кто пытается пройти по его следу, по проторенной им тропе.
Кажется, перед ним несется прозрачный крепкий щит, разбивающий волны безразличия, грязи, шума и пустой молвы. Колючие ветви зависти и проклятий расступаются перед ним, освобождая дорогу, и хлещут по лицу тех, кто стыдливо пытается просочиться за ним.
Перед ним - нетронутые снега, непримятые травы, нераскрытые книги.
После него - ломкие листья, порванные простыни туманов и моря слез с холмиками соли на истоптанных берегах.

И кто упрекнет его?

@темы: мысли