Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Чувства (список заголовков)
22:27 

If I am not grotesque I am nothing.
Снег бывает. Но не здесь.
Ускользающее очарование лета набивает оскомину и путается под ногами.
Я жажду золотых листьев, моросящего дождя, промозглых ветров.
А здесь рай. Как оценить его по достоинству, если ты не ведал ада?

Журавли больше не летают. Из писем я складываю корабли, но их выбрасывает на берег, и они тают как медузы, разъедаемые солнцем и солью. Никогда им не познать штормов и чужих берегов: путешественники на их борту погибают, не родившись, страшной смертью.

Совершенная форма фруктов завораживает, я готов любоваться ими до полного разложения.
Белая пушистая плесень становится черной и липкой, прикасаться к этим струпьям на когда-то безупречного цвета кожице неприятно.

В зеркало, впрочем, в последнее время смотреться тоже неприятно.

@темы: чувства

15:21 

If I am not grotesque I am nothing.


Пламя разъедает ладони изнутри, принуждая рисовать.
Бесцельно вожу пером, вычерчивая уголки, фон, орнамент. Непременно белым на черном.
Бумага сама загорается в моих руках.
Газовые рожки и масляные лампы потушены.
Но из-под земли уже выглядывает краешек злого алого чудовищно жаркого солнца.
Страшно и весело смотреть на него.
Выжги мои глаза, солнце. Этот мир стал слишком прозрачен.

@темы: чувства

02:10 

If I am not grotesque I am nothing.
Успеть, доделать, доработать.
Пусть потом думают, глядя на количество рисунков, что я дожил хотя бы до сорока.
Море неспокойно. Я слышу завывания прибрежных сирен. Бесполезная мифология.

@темы: чувства

19:52 

If I am not grotesque I am nothing.
Еще пара дней - и я врасту в простыни, и лишь яркие красные пятна будут напоминать о том, что когда-то на этой постели лежал живой человек.
Живой ли?
Пожалуй, что так. Во всяком случае, пока я способен воспринимать критику - я мыслю, а следовательно, существую. Подозреваю, что живу.

Мне нравились тени, но это слишком банально.
Уничтожу тень.
Уничтожу краски.
Пусть будет так.
И - миллионы деталей. Пусть. Пусть.

@темы: туберкулез, чувства

02:25 

If I am not grotesque I am nothing.
Отказываюсь от сладкого - просто не хочу.
От конфет и поцелуев.

Слушаю истории про Баха, плавающая мягкая речь рассказчика завораживает. Он говорит о короле-флейтисте.
Мне нравится его голос, тону, но не захлебываюсь - дышу.

Давно забытое чувство. Теплое и важное. Восхищение.

Ты не слушаешь, тебе не интересно. Ты пихаешь меня острым локтем, когда рассказчик оговаривается или ставит ударение не туда. К чему тебе эти ошибки, когда речь идет о божественном Бахе и шести новых роялях?
Глупый ты мальчик.

@темы: беседы, чувства

16:21 

If I am not grotesque I am nothing.
Старые письма не приносят ничего, кроме пыли.
Делаю из них легких журавлей и сжигаю в камине, ломая тонкие шеи черной кочергой.
По дому расползается вонь от горящих перьев и костей.
Скоро вывтетрится. Из головы и сердца. Ужасное зловоние.

@темы: чувства, письма

23:17 

If I am not grotesque I am nothing.
Если я выпрямляюсь, то слепну от близости солнца и замерзаю от холода неба.
Позвольте мне остаться в ваших глазах сутулым, но зрячим и согретым.

Прбовать на вкус опавшие листья, ласкать пальцами горькую дубовую кору - она приятна на ощупь, такая сухая и шероховатая, надежная в своей грубости.

Скупые лица, скованные лицемерием, пинаю их, раскидываю, как осеннюю листву, бью о стены и столбы. Они лопаются и заливают гнилью мостовые. Не поскользнуться бы, оступишься - и не отмыться никогда. Видел людей, не удержавшихся на льду общественной молвы, жалкое зрелище. Выучиться ходить осторожно жизненно необходимо. Все учатся. Но многие падают. Редко когда на колени.

Рассветы алые, закаты желтые, лишь это позволяет не перепутать время суток. Или наоборот?
Мосты растворяются в тумане, и я жалею, что не очень хорош в живописи. Описал бы это музыкой, но это язык, доступный лишь автору. Мир ассоциативных звуков.

Сегодня в театр. Не знаю, зачем хожу. Наверное, иногда в душе поселяется тоска по людям, по большому скоплению, по бессмысленному стаду, которым можно любоваться. Или ненавидеть.

Впрочем, я не жалуюсь.

@темы: мысли, чувства

11:44 

If I am not grotesque I am nothing.
Если бы я мог подняться на тех крыльях, что плескаются на ветру за моей спиной, я бы улетел на них к самому солнцу, чтобы опалить свое лицо и выжечь глубину своих глаз.
Окружающие не видят черного как смоль оперения и думают, что я немного сутулюсь, стесняясь своей конституции. Пусть думают, мне, в общем-то, нет никакого дела до их ленивых медлительных мыслей. Наверное, я буду сто лет как мертв, когда они разглядят эти крылья.

Когда П.-К. воскликнула "Ах, вы похожи на печального ангела!", в здрогнул, уверовав в то, что уж она-то, эта богиня, видит всего меня насквозь. Но я ошибался - у ангельской натуры множество примет, не только гигантские слабые крылья. Но с чего бы ангелу быть печальным?

В церкви подобные вопросы считались богохульством и я вынужден был молчать и рассматривать прекрасное тело Христа на огромном распятии. Тонкое и нежное, и чья рука поднялась истязать его? Поистине, Магдалена не сбежала от искушения, она пошла за ним. Я бы тоже пошел. Но в наш век распинают не тело, но сердце, растянув его крючками язвительных слов на дыбе унижения и боли.

Я совершенно забыл сказать, что рад, когда ты приходишь ко мне. Только не трогай черновики и мы останемся друзьями.
Приснилось, как они называют милейшего Бобби моим покровителем и отчего-то устыдился этого уродливого ярлыка на его чистой душе. Есть в покровителях что-то от снисходительных толстокожих кошельков с искривленными губами и жирными пальцами.
Не желаю такой участи доброму Бобби.

@темы: чувства, мысли, беседы

16:38 

If I am not grotesque I am nothing.
Завороженно застывать на месте, глядя как сыпятся со старой липы золотые листья, точно лунные гульдены с щедрого месяца. Протягивать руки ледяным солнечным лучам, обжигая пальцы, морщиться от легкой боли. Поднимать глаза к невыносимо синему небу, верить в то, что это не последняя осень.

Осень... Золотоволосая красавица с холодными щеками была создана богами для богов, так зачем ее оскверняют своим присутствием люди и звери?

Задыхаюсь от свежести парков, от стремительности дней, от ярких красок. Что остается мне? Глубокая чернота на белизне, яркая кровь на нежном шёлке.

@темы: чувства, туберкулез

22:36 

If I am not grotesque I am nothing.
Прогулки вдоль сырой серой реки не приносят радости.
Глупые пыльные птицы скользят по грязной поверхности и не хотят думать, что могут летать. Ленивые существа забывают, что им дарованы крылья.
Если бы у меня были крылья, я бы тоже забыл о них. Приятно знать, что ты что-то можешь, даже если это никогда не пригодится. Это как дополнительная уверенность в себе, пожалуй. И можно вечно ползать, и тешитсья мыслью о том, что можешь летать, а когда прыгнешь с обрыва, окажется, что картонные крылья давно сгнили.
Река всегда навевала тоску на меня.

В городе те же пыльные косолапые птицы, разве что разряженные в пух и прах. Жалко на них смотреть - просто мясо в перьях. Гадко и жутко.

@темы: чувства, мысли

19:17 

If I am not grotesque I am nothing.
Слишком горький кофе. Слишком сладкие круассаны. Слишком липкие улыбки. Слишком свободно слово.
Грею руки, зажав их между колен. При всей моей долговязости и худобе такая поза выглядит нелепой и жалкой, но мне не до церемоний.

Здесь на окне зацвел лимон. И белые скромные цветы служат мне вдохновением. Выстраиваются в голове образы, я провожу линии, разворачивая гигантские полотна настоящей японской бумаги. Затем сминаю это все, сморгнув пару раз, уничтожаю образ.
А я мог бы нажить миллионы на этих грезах, воплощайся они в жизнь так же скоро, как и в мечтах.

Они все судачат о том, кто сейчас заперт в четырех серых стенах под Рэдингом.
Глупые люди, ведь если посадить вас без объяснения причин, вы сами придумаете себе вину, достойную смертной казни.
На каждом из вас тяжкая ноша с грехами, выбери любой, обнародуй - и вот вы уже рядом щиплете паклю, не в силах вымолвить ни слова от ужаса своего положения. Но и тогда вы будете уверены, что все правильно.
Глупые люди.

Кажется, я сижу здесь так долго, что лимон уже должен был плодоносить декоративными плодами.
Подхожу, чтобы вдохнуть нежный аромат, а цветок оказывается искусственным. Какая горькая ирония. Все прекрасное на поверку оказывается из холодной проволоки и дешевой материи.

@темы: чувства, мысли

17:13 

If I am not grotesque I am nothing.
Он пишет, что я его не понимаю.
Но моя проблема в том, что я понимаю его слишком хорошо, чтобы мог без страха и боли сознаться в этом.
Я вижу в его глазах восхищение, и я знаю, что оно неподдельное.
То, что я рисовал для него, не может не вызвать у него восторга.
Мне жаль, что так получилось.
И мне жаль, что это продолжается.

@темы: мысли, чувства

04:45 

If I am not grotesque I am nothing.
Прячу черновики в книгах - не могу видеть их несовершенства. Затем я все сожгу, но ты сердишься, когда я сжигаю наброски, поэтому я буду уничтожать их, пока ты спишь на полу, подложив под голову толстый том энциклопедии по медицине или еще какой хлам.
Ты твердишь о любви так часто, что я перестал ощущать чудо в словах твоих, теперь это просто слова в череде слов.
Ты собираешь мои рисунки, вырывая из пламени и ругая меня за беспечность. Они несовершенны. В них много лишнего. Или наоборот - недостает самого главного. Ты же цепляешься за них, как за шедевры. Это не шедевры, это лишь ступеньки на пути к шедеврам. Ты не видишь, не хочешь видеть, ты собираешь листы в большую папку с шелковыми завязками, и не подпускаешь меня к ней. Возможно, именно на ней сейчас покоится твоя кудрявая голова.

Однажды я сожгу папку вместе с золотыми кудрями, не пожалев твоей головы и теплых яростных глаз.
Просто ты встал у меня на пути, мой мальчик, у меня мало времени, а дорога далека и усеяна острыми камнями.
Совершенство не терпит скорости.

@темы: чувства, рисунки, мысли, беседы

21:26 

If I am not grotesque I am nothing.
Что-то есть в этом истерическое.
В этих танцах, в искрах огня и неистовой пляске воды в водопадах.
В пляшущих по костяшкам рояля пальцах и трепещущих ресницах над светлой серостью глаз.

@темы: рисунки, чувства

20:24 

If I am not grotesque I am nothing.


Чувствую, как кровь отливает от щек.
"Ах, мистер Бердслей, мне писал один наш общий знакомый, что вы жаждете быть мне представленным! Так к чему медлить!.."
Общий знакомый стоит в углу и, по обыкновениею своему приняв позу наиболее театральную, говорит что-то своим томным голосом внемлющему обществу.
Подойти бы к нему сейчас, развернуть за плечо и ударить с размаху по белому нежному лицу
Но я молчу, лишь неловко улыбаюсь и отхожу, отступаю. Это не мое поле боя.
То есть, хотел бы отступить и бежать, разбрызгивая кровь по изящным гобеленам.
Но вместо этого я с поклоном протягиваю Ей экземпляр "Саломеи".
"Поверьте, это поистине царский дар!"

О, нет, нет, царский дар - это ваша улыбка, потому как тысячи платили за нее деньги, а Вы дарите ее мне бесплатно и искренне.
Растерян и растроган.
Сегодня снова не буду спать.
Во сне приходит забвение, а я не хочу забывать Вас ни на миг.
Но наш общий знакомый - человек ужасный и вероломный. Как жаль, что он прекрасно понимает, что творит.

@темы: чувства, пиры с пантерами

12:14 

If I am not grotesque I am nothing.
Это было грубо и жестоко – схватить ускользающее вдохновение за горло и насильно заставить сидеть рядом, пока я не закончу работу.
Звонили из журнала, требовали прийти. Но как я смогу явиться к редактору, если ноги мои увязли в обжигающей лаве преисподней, застыли руки, вросшие в кроны клёнов, а голова заиндевела, покоясь на облаке? Чувствую, что я везде и нигде одновременно.
Ожерелье на моей шее из белоснежных голубей, браслеты на запястьях из серых сов, а башмаки - из смердящей серы.
Розовые лапки царапают мою грудь, но это не больно – у голубей нет желчи, нет желтого горького яда, и раны мои чисты.
Засыпают телеграммами и письмами – поздравляют.
Сливаюсь с прозрачным эфиром, выхожу за пределы угрюмой черепной коробки, витаю под небесным сводом в надежде вымолить прощение у ранимой музы, которая орошает слезами синие отпечатки от моих пальцев на своей нежной коже.
Красоту вижу только в черно-белых костяшках рояля. Слышу музыку, вижу музыку, пишу музыку, рисую музыку. Неужели есть что-то кроме?
Вижу, как за мной внимательно следят несколько пар разноцветных глаз. Неужели им нравится моё блистательное увядание?

@темы: мысли, чувства

02:45 

If I am not grotesque I am nothing.
Письма приходят, я складываю их в коробку из-под ботинок, чтобы потом сжечь в костре осенних листьев.
Осень совсем скоро обрушит на Англию дожди и желтые туманы, тогда я суну пачку конвертов в самую большую кучу листьев и брошу спичку. Буду вдыхать запах тлеющей бумаги и жженых чернил, ловить руками густой белый дым и лепить из него крылья. Отдам их мальчишке-газетчику, он так похож на нежного ангела.

Ответы на все вопросы неизменно приходят во сне. Что сказать, что сделать, как жить, как умирать.
Я доверяю снам, потому что нет у меня друга вернее и надежнее.

Милый Робби, привези мне камешек с гор. Хочу прикоснуться к морозным вершинам.

@темы: мысли, пиры с пантерами, письма, чувства

21:56 

If I am not grotesque I am nothing.
Мое сердце разбилось о наспех и грубо сколоченную стену его равнодушия.
О, эти презрительно поджатые губы! Ни словечка ни просочится сквозь запечатанные уста, да и не нужно никаких слов - выражение глаз, полных издевательского снисхождения, гораздо понятнее замысловато выстроенных речей.

Он изгибает бровь, а я чувствую, как в унисон выгибается мой позвоночник, сминая все напряжнные нервы в один твердый гладкий ком.

Он прячет белоснежные руки под шелковыми перчатками, нежную шею под атласным шарфом, а мягкие волосы - под новенькой шляпой.

Все знают, что его сердце изъедено древоточцами, потому как он один, кто предпочел теплоту ясеневого дерева жару мышц и ледяному холоду олова.
Тонкая корка, а под ней пустота, в которой никому не находится места.

@темы: чувства, пиры с пантерами

12:07 

If I am not grotesque I am nothing.
Зачем ты спрашиваешь, как мне спалось?
Ведь всем известно, что пораженные недугом, подобно моему, спят очень тревожно, беспокойно и с частыми пробуждениями. И сны посещают нас такие же безрадостные.

Впрочем, я ропщу сегодня совершенно напрасно, потому как видения этой ночи были прекраснее, чем последние годы жизни с распахнутыми очами.

Стоило моей щеке коснуться подушки, как я немедленно оказался в крепких объятиях липкого яркого сна. Казалось, я только что закрыл глаза и вот снова распахнул их, чтобы увидеть голые ветви дубов.
Я лежал на холодной сырой земле, но не чувствовал ничего.
Стояла ранняя весна, деревья были еще голыми, но уже слегка подернулись салатовой дымкой, такой легкой и нежной, что, казалось, моргнешь - и она исчезнет подобно миражу.
Я лежал на голой земле и созерцал дубравы - какая ирония! Англичанину снятся дубравы! - когда ощутил движение вокруг себя. Толстые стебли растений, чем-то схожих с вьюнками и орхидеями, сплошь усыпанные мелкими пирамидками цветов молочно-белого оттенка, нежно касались моих испачканных чернилами рук, обвивали лодыжки, целовали шею.
А я все смотрел на голые ветви могучих дубов.

Тогда гибкие стебли обвили мое тело и оторвали от земли. Лианы становились выше и крепче и поднимали меня все выше и выше.
Я висел в цветочной хватке безвольно, как тряпичная кукла без проволочного каркаса, как шелковая лента, и чувствовал удивительную легкость, словно я не человек вовсе, а гонимый ветром пушистый зонтик одуванчика.

Чем выше поднимали меня мои орхидеи, тем легче мне становилось. И, о, чудо, дубравы на моих глазах зазеленели, резные листья распустились на каждой ветке, за пару секунд созрели и опали бочонки желудей, и листья, что пожухли и утратили всю свою свежесть, поспешили сорваться и бросились вниз, к земле, на которой я уже не лежал, придавленный собственной тяжестью.

Тогда глаза мои залепили торопливые косые струи дождя. Я смежил веки, а когда снова открыл их, надо мной нависал только тяжелый потолок с нелепыми узорами, в которых не было ни малейшего следа той легкости, что подарило мне небо.

А ты не боишься своих снов?

@темы: сны, беседы, чувства

Salome and Tuberculum

главная