• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: беседы (список заголовков)
10:53 

If I am not grotesque I am nothing.
Вижу его.
Нелепый старик в ярком пиджаке.
Закрываю глаза, но его скрипучий высокий голос пронзает виски навылет.
"Для меня красота - это в первую очередь рисунки Бердслея".
Вот как?
Оказывается, я рисую Красоту?
А я думал, что это запутавшаяся в паутине туши и акварели боль.

@темы: беседы, мысли

01:33 

If I am not grotesque I am nothing.
Так и не дождался посылки с бумагой от человека, что обещал мне немного карандашей, бумаги и туши.
Улыбнулся своей проницательности и пользуюсь тем, что купил в лавке пару месяцев назад.
Сын врача неожиданно подарил мне коробку акварели, и мы рисовали вместе, сидя на полу. Словно ровесники, словно равные, словно друзья. Странно и сладко. У него легкая рука, мальчик способный карикатурист.
Говорят, приезжает венецианский театр. Заранее подозреваю буйство декораций и жгучее уродство актеров. Впрочем, они все невыносимо обаятельны и зачастую оборачивают свою некрасивость в удивительной силы обаятельность и уникальность. Даже хочется верить в них.
Сын доктора воскликнул: "Я жалею о том, что не смогу пригласить Вас на свой День рождения в будущем году!"
Ах, милое дитя, сколько ножей и яда в твоей невинной искренности...

@темы: чувства, беседы

18:49 

If I am not grotesque I am nothing.
Видел его.
Бедный мальчик.
Кажется, он совершенно мертв. Кожа ледяная и в синих разводах, руки и губы дрожат, а сердце совершенно не бьется.
Он не поднимает глаз и ничего не ест.
Хотел бы я быть на его месте.
Такая страсть! Такая страсть!

@темы: беседы

URL
14:19 

If I am not grotesque I am nothing.
Подбрасываю крошечные букетики тебе на подоконник.
Хрупкая как цветочек, нежная, тонкая, как лоза... Как ты можешь не притягивать взгляда?
Мне просто нравится смотреть на то, как ты двигаешься, улыбаешься.
Ты сторонница прерафаэлитов и мягко, но настойчиво объясняешь, почему это так ценно.
Сегодня я готов неловко улыбаться и дарить тебе лучшие из своих стихов.

С Днем Рождения, моя хрупкая Девочка.

@темы: беседы

16:01 

If I am not grotesque I am nothing.
- Что это?
- Не беспокойся, это всего лишь летучие мыши.
- Здесь? Под крышей собора?
- Ну, под крышей пищат не только мыши. Знаешь, по большим праздникам под этими куполами собирается масса разнообразных тварей.

@темы: беседы

00:49 

If I am not grotesque I am nothing.
Это как кошмарный сон - когда бежишь, а ступни вязнут в липкой густой жиже или скользят так, что ты остаешься на месте, сводя на нет все попытки избежать погони.
Но реальность гораздо упрямей любого сна, и липкая вязкая дрянь уже заливает рот, душит слова, наполняет легкие, пачкает горло.

Поднимаю глаза - то же море, тот же ворон. Оба с презрением смотрим на чаек-падальщиков. И, кажется, у него мой профиль.
И крылья, вроде бы, в чернилах.

"Убегай", - говорит он, - "Уходи. Тут тебя не ждут, языческое ты изваяние".
Отвечаю, что достаточно религиозен, чтобы избежать подобных обвинений.
Он каркает и снимается с места, не оставляя даже пера на память.
Вряд ли я его увижу еще.

Впрочем, темнеет. Пора. Ноги вязнут... Это просто песок.

@темы: беседы

18:15 

If I am not grotesque I am nothing.
Почему так?
Не спрашивай.
Просто мне наскучило твое внимательное лицо, твой шумный рот и громкий хохот.
Я просто устал.

Ты, конечно, можешь теперь рвать свои рисунки и кричать, какой я отвратительный собесеседник, обманным путем проникающий в самое сердце и разрывающий его изнутри.
Ты, конечно, можешь топать ногами и рассказывать всем своим друзьям о моей жестокости, кроющейся в глубине глаз, рядом с искрой дьявола.

Я, без сомнения, таков. Разумеется.
Но что это изменит? Мягко затворяю дверь, чтобы не слышать твоих рыданий.
Прошу слуг не принимать писем.

Окунаюсь в благодатную тишину.

Те, кто смотрят нам в лицо, никогда не понимают нас, потому что ничего не видят.

Ты норовила вешать ярлыки на все, что окружало, и с легкостью подхватывала любую точку зрения за неимением собственной.
Порой, в качестве эксперимента, я подбрасывал тебе несколько гипотез, абсолютно противоположных друг другу - ты соглашалась со всеми и развивала все.

Угождать!.. Как глупо. Скучно. Предсказуемо.

Хорошо, что мы не успели обменяться чем-то дороже простых слов.

@темы: беседы, пиры с пантерами

16:37 

If I am not grotesque I am nothing.
Предпочитаю аскетичные яблоки истекающим соком персикам.
Режу их на части и щедро делю с уличными мальчишками.
Мне остается только аромат и янтарные капли на лезвии ножа.

Кто-то в домах играет Шопена, нежная музыка ласкает слух и словно бы обволакивает рассудок теплой мягкой плотной ватой и затягивает взор вязкой дымкой.
Музыка, хрупкая, как стеклянные игрушки, выбрасывается из окна и звоном рассыпается по мостовой.

- Почему Вы сидите у фонтана?

Почём знать. Я просто сижу у фонтана, и мелкая водяная пыль оседает на волосах и плечах.

Яблоки кончились. Пора домой.

@темы: пиры с пантерами, мысли, беседы

02:25 

If I am not grotesque I am nothing.
Отказываюсь от сладкого - просто не хочу.
От конфет и поцелуев.

Слушаю истории про Баха, плавающая мягкая речь рассказчика завораживает. Он говорит о короле-флейтисте.
Мне нравится его голос, тону, но не захлебываюсь - дышу.

Давно забытое чувство. Теплое и важное. Восхищение.

Ты не слушаешь, тебе не интересно. Ты пихаешь меня острым локтем, когда рассказчик оговаривается или ставит ударение не туда. К чему тебе эти ошибки, когда речь идет о божественном Бахе и шести новых роялях?
Глупый ты мальчик.

@темы: беседы, чувства

01:32 

If I am not grotesque I am nothing.
- С самого рождения мне были известны две вещи, - говорит нервный франт и душит истерическую улыбку, - Первая заключается в том, что я стану известным на весь мир.
- А вторая? - покорно подхватываю мячик инициативы, наивно брошенный мне взглядом.
- Вторая - я убью себя сам. Я буду самоубийцей. Я уже стал знаменит. Теперь осталось дождаться часа.
Пожимаю плечами.

@темы: беседы, пиры с пантерами

16:32 

If I am not grotesque I am nothing.
Смешной оказался мальчик.

Смотрел на меня светлыми глазами и поминутно заливался ярким румянцем. А еще он постоянно теребил свои нежные волосы, и крутил в тонких пальцах китайскую монетку с квадратной дыркой - говорил, что талисман. Я могу ему поверить. У меня тоже были талисманы, но они все погибли в страшных мучениях на костре недоверия.
Немного нервические движения его белых рук завораживали меня, как флейта в ладонях укротителя змей - черную кобру.

- Знаете ли вы, что этой стране больше не нужны революции?

Откуда мне знать, я давно не живу в этой стране, только тело мое, шаркающее и кашляющее, остается на этих берегах, а сам я всегда открывал глаза на берегах золотистых рек и сверкающих морей, я, легкий и крепкий, бегал по драгоценным белоснежным пескам и обрывал душистые травы в туманных лесах. Нет меня здесь, что мне революции.

@темы: рисунки, беседы

11:44 

If I am not grotesque I am nothing.
Если бы я мог подняться на тех крыльях, что плескаются на ветру за моей спиной, я бы улетел на них к самому солнцу, чтобы опалить свое лицо и выжечь глубину своих глаз.
Окружающие не видят черного как смоль оперения и думают, что я немного сутулюсь, стесняясь своей конституции. Пусть думают, мне, в общем-то, нет никакого дела до их ленивых медлительных мыслей. Наверное, я буду сто лет как мертв, когда они разглядят эти крылья.

Когда П.-К. воскликнула "Ах, вы похожи на печального ангела!", в здрогнул, уверовав в то, что уж она-то, эта богиня, видит всего меня насквозь. Но я ошибался - у ангельской натуры множество примет, не только гигантские слабые крылья. Но с чего бы ангелу быть печальным?

В церкви подобные вопросы считались богохульством и я вынужден был молчать и рассматривать прекрасное тело Христа на огромном распятии. Тонкое и нежное, и чья рука поднялась истязать его? Поистине, Магдалена не сбежала от искушения, она пошла за ним. Я бы тоже пошел. Но в наш век распинают не тело, но сердце, растянув его крючками язвительных слов на дыбе унижения и боли.

Я совершенно забыл сказать, что рад, когда ты приходишь ко мне. Только не трогай черновики и мы останемся друзьями.
Приснилось, как они называют милейшего Бобби моим покровителем и отчего-то устыдился этого уродливого ярлыка на его чистой душе. Есть в покровителях что-то от снисходительных толстокожих кошельков с искривленными губами и жирными пальцами.
Не желаю такой участи доброму Бобби.

@темы: чувства, мысли, беседы

15:14 

If I am not grotesque I am nothing.
Дождь такой сильный, что кажется - подставь ладонь, и упругие струи пробьют плоть безо всякого труда. Даже странно, что тонкие листья в парке выдерживают такой напор.
Ты снова светишься так, словно тебе известна великая мировая тайна. А может, и в самом деле известна, ты же снова влюблен.

Нет, я никогда не любил и не задумывался над этим. Какое это имеет значение? Чувства только мешают моей работе.
Но не твоей.
Конечно, ты же поэт, твое искусство не может существовать, если ты не будешь раздираем на части своими эмоциями. Потому ты или в безумии любви или в горестном страдании. И потому стихи твои просто великолепны - ты пишешь кровью из самого сердца. Собственно, я не вижу в этом ничего плохого. Подай, пожалуйста, шарф.

@темы: беседы, пиры с пантерами

17:37 

If I am not grotesque I am nothing.
Я не ждал тебя так рано, мой милый друг.
Присаживайся.

Да, я работаю, у меня много работы - видишь, сколько я сломал перьев и карандашей?
Ты принес мне... О, спасибо. Я боялся, что ты забудешь зайти в лавку и забрать заказ. да, то, что надо, спасибо. Еще карандаши - можно ломать дальше. Ну конечно, я шучу. Ты давно не заходил - все в порядке?

Нет, не отвлекаешь, я сегодня и так много работал. А скоро пять. Желаешь чаю? Оставайся, я же говорил, что ты волен приходить, когда тебе угодно. Только к этому столу не подходи.

Прости, этот кашель... Я переношу зиму тяжело... Ну, конечно, ты знаешь, извини.

И когда же ты уезжаешь? И надолго? Надеюсь, я доживу. Да, это снова мои шутки. Иначе я не могу общаться, разумеется.

А вот и наш чай. Спасибо.

@темы: беседы

22:34 

If I am not grotesque I am nothing.
Кутаюсь в тёплый шарф и поднимаю воротник. Стряхиваю с плеч опавшие лепестки мёртвых надежд.
Умирает природа, умирает всё.
Мёрзнут в пруду белоснежные лебеди - гордые, злые птицы с ненавидящим взглядом. Они слишком гордые, чтобы согревать друг друга, как в детстве, поэтому они скользят по серой воде, даже не глядя друг на друга. Им холодно и одиноко, но гордыня не позволяет даже приблизиться друг к другу.
Тебе, наверное, кажется такое поведение глупым, но не ты ли ведешь себя точно как эти королевские птицы?
Так же кусаешь добрые руки, протянутые к тебе, и так же плещешься в ледяной воде собственных жестоких грёз.
Бедный, бедный мальчик.
Крошу в воду булку, но сегодня лебеди и меня игнорируют, совершенно как друг друга. Неужели я преобразился из гадкого утенка в подобного им? Если б я оставался неуклюжим, они бы заклевали меня насмерть. А так - не замечают, а значит, я один из них.

У самых ног кучкой копошатся воробьи, весело ругаясь друг с другом и щедро делясь крошками. Отребье, выходцы из птичьих трущоб.
Куда милее мне эти коричневые теплые птицы ледяных изящных изваяний, окутанных легендами и мифами.

Я видел, как вы изменяете друг другу, так откуда же в вас столько холода, мои жестокие братья?

Сентябрь косым дождем смывает с моих рук тушь и забивается мне под шарф.
Пора домой.
Скоро пробьет пять.

@темы: беседы, мысли

04:45 

If I am not grotesque I am nothing.
Прячу черновики в книгах - не могу видеть их несовершенства. Затем я все сожгу, но ты сердишься, когда я сжигаю наброски, поэтому я буду уничтожать их, пока ты спишь на полу, подложив под голову толстый том энциклопедии по медицине или еще какой хлам.
Ты твердишь о любви так часто, что я перестал ощущать чудо в словах твоих, теперь это просто слова в череде слов.
Ты собираешь мои рисунки, вырывая из пламени и ругая меня за беспечность. Они несовершенны. В них много лишнего. Или наоборот - недостает самого главного. Ты же цепляешься за них, как за шедевры. Это не шедевры, это лишь ступеньки на пути к шедеврам. Ты не видишь, не хочешь видеть, ты собираешь листы в большую папку с шелковыми завязками, и не подпускаешь меня к ней. Возможно, именно на ней сейчас покоится твоя кудрявая голова.

Однажды я сожгу папку вместе с золотыми кудрями, не пожалев твоей головы и теплых яростных глаз.
Просто ты встал у меня на пути, мой мальчик, у меня мало времени, а дорога далека и усеяна острыми камнями.
Совершенство не терпит скорости.

@темы: чувства, рисунки, мысли, беседы

12:07 

If I am not grotesque I am nothing.
Зачем ты спрашиваешь, как мне спалось?
Ведь всем известно, что пораженные недугом, подобно моему, спят очень тревожно, беспокойно и с частыми пробуждениями. И сны посещают нас такие же безрадостные.

Впрочем, я ропщу сегодня совершенно напрасно, потому как видения этой ночи были прекраснее, чем последние годы жизни с распахнутыми очами.

Стоило моей щеке коснуться подушки, как я немедленно оказался в крепких объятиях липкого яркого сна. Казалось, я только что закрыл глаза и вот снова распахнул их, чтобы увидеть голые ветви дубов.
Я лежал на холодной сырой земле, но не чувствовал ничего.
Стояла ранняя весна, деревья были еще голыми, но уже слегка подернулись салатовой дымкой, такой легкой и нежной, что, казалось, моргнешь - и она исчезнет подобно миражу.
Я лежал на голой земле и созерцал дубравы - какая ирония! Англичанину снятся дубравы! - когда ощутил движение вокруг себя. Толстые стебли растений, чем-то схожих с вьюнками и орхидеями, сплошь усыпанные мелкими пирамидками цветов молочно-белого оттенка, нежно касались моих испачканных чернилами рук, обвивали лодыжки, целовали шею.
А я все смотрел на голые ветви могучих дубов.

Тогда гибкие стебли обвили мое тело и оторвали от земли. Лианы становились выше и крепче и поднимали меня все выше и выше.
Я висел в цветочной хватке безвольно, как тряпичная кукла без проволочного каркаса, как шелковая лента, и чувствовал удивительную легкость, словно я не человек вовсе, а гонимый ветром пушистый зонтик одуванчика.

Чем выше поднимали меня мои орхидеи, тем легче мне становилось. И, о, чудо, дубравы на моих глазах зазеленели, резные листья распустились на каждой ветке, за пару секунд созрели и опали бочонки желудей, и листья, что пожухли и утратили всю свою свежесть, поспешили сорваться и бросились вниз, к земле, на которой я уже не лежал, придавленный собственной тяжестью.

Тогда глаза мои залепили торопливые косые струи дождя. Я смежил веки, а когда снова открыл их, надо мной нависал только тяжелый потолок с нелепыми узорами, в которых не было ни малейшего следа той легкости, что подарило мне небо.

А ты не боишься своих снов?

@темы: сны, беседы, чувства

22:30 

If I am not grotesque I am nothing.
Здравствуй.
Угощайся чаем и помадкой.
Тушь на щеке? Ерунда, я просто рисовал, когда ты пришел.
Тебе не понравится. Я себя не очень хорошо чувствую, и это неизбежно сказывается на творчестве, кому как не тебе это знать.

Как тебе сказать. Я считаю, что он никогда не стал бы писать эти пьесы, если бы не потребность в деньгах. Он же мастер острого слова, живых дискуссий, словесных перепалок, а литература для него лишь способ зарабатывать на золотые запонки себе и серебряные портсигары для остальных.
Ну конечно, я знаю. А кто не знает? Вчера у меня был Джон, он сидел в кресле, курил, нервно стучал каблуком по полу, выбивая предательскую дробь, и рассказывал мне всякие гадости, которыми полнится пантеон слухов нашего обширного круга общения.

...

Спасибо, я в порядке. Просто этот кашель... Нет, мне и правда лучше. Возможно, завтра я даже смогу выбраться в театр, давно не был.

Серьезно? Она вышла? И какие отзывы? Ну, конечно, все в восторге, он умеет преподнести даже самое посредственное свое творение как безусловный шедевр, все будут влюблены....
Я? Я - нет. Я слишком хорошо его знаю, чтобы безоглядно бросаться в омут его громадных глаз.
А ты, судя по румянцу, выдающему тебя с головой... Все, молчу.
Молчу-молчу.

Не надо говорить так. Этот ярлык повесили на меня в детстве, да так и забыли отклеить. А теперь он врос в меня намертво. Ты уже допил свой чай?
Пойдем в бильярдную, там стоит единственный настроенный рояль в доме. Я покажу тебе изумительную сонату.

Кровь на губах? Пустяки. Скоро ее не станет.


@темы: рисунки, пиры с пантерами, беседы, мысли

Salome and Tuberculum

главная