• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
07:48 

If I am not grotesque I am nothing.
Ты и правда думаешь, что сможешь меня вытащить?
Милый, милый ребенок.
Я полноправный владелец своего наследия уже почти 17 лет, а ты, явившись в мою жизнь пару недель назад, считаешь, что вправе лишать меня этого?
Я вовсе не смеюсь, это похвально, но наивно.
Ты прав, я больной сумасшедший старик.

Но беги же к своим юным друзьям, мальчик, отчего же ты сидишь у моей постели и читаешь мне вслух?

@темы: туберкулез

22:25 

If I am not grotesque I am nothing.
Ну что же ты смотришь на меня так, словно я прокаженный?
Положи руку мне на грудь, ощути, как клокочет и рвется внутри гнилая плоть.

Да, это твой портрет, дружок, это ты так кончишь, а я присмотрю, чтобы кто-нибудь, столь же ангелоподобный, клал тебе на грудь узкую нежную ладонь и заглядывал в бледное лицо глазами, полными слёз и боли.

Мне-то уже все равно, моя смерть хватает меня за волосы и протаскивает через усеянные битым стеклом туннели, забивая мне в голову бесполезные факты о том, что это не обязательно, просто она, моя Смерть, такая.
А еще она пичкает меня обрывками грязных перьев, чтобы в горле першило, а легкие намертво обратились в два тюфяка с пухом и опилками.

Дышать так же трудно, как пробираться через палящие пески... И не смотри на меня так, я прекрасно знаю, как это - пески, и пирадмиды и смертельная усталость и одно лишь желание - остановить кровоток.
Я видел это в своем сне.
Я с детства вижу этот сон.

Грудь проваливается к самой перине, это твоя тонкая рука вдавливает меня в постель.
Это под твоими пальцами крошатся и ломаются тонкие ребра моей хрупкой груди.

Надави сильнее, чтобы осколки костей впивались в сердце и силой останавливали этот суетливый мотор.
Да, там твой дом, а что поделать?
Разрушь его и отправляйся на свободу.

Мой мальчик, я не задержу.

@темы: туберкулез

Salome and Tuberculum

главная